Решение Советского районного суда г. Краснодара от 7.09.2017

СОВЕТСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД ГОРОДА КРАСНОДАРА

К делу N 2-5038/17

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
г. Краснодар 07 сентября 2017 года
Судья Советского районного суда
г. Краснодара Л.,
при секретаре Г.,
с участием пом.прокурора КВО г. Краснодара З.Ю.
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску М. к К. о признании прекратившим право пользования жилым помещением и выселении по встречному иску К. к М., З.Л. о признании договора-купли продажи земельного участка недействительным в части покупателя, признании недействительными свидетельств о праве собственности и признании права собственности на жилой дом и земельный участок,

установил:

М. обратилась в суд с иском к К. о признании прекратившим право пользования жилым домом, расположенным по адресу: <адрес>, НСТ «Содружество», <адрес>, и выселении.
В обоснование указала, что дом является ее собственностью. С ответчиком в настоящее время общее хозяйство не ведет, общего бюджета и общих предметов быта не имеет, взаимную поддержку друг другу они не оказывают и семейные отношения между ними прекращены.
К. иск не признал и заявил встречные исковые требования о признании договора купли-продажи земельного участка частично недействительными и переводе на него прав покупателя с признанием за ним права собственности на дом и земельный участок.
В обоснование указал, что все это приобреталось за его средства, полученные им в мае 2012 года в качестве компенсации за проданные дом и земельный участок в <адрес>, являющиеся совместным имуществом с ФИО9, с которой он состоял в первом браке.
В ходе рассмотрения дела, М. заявлялись требования о применении срока исковой давности к встречному иску К., который им пропущен без уважительных причин, ибо сделка была заключена в июне 2012 года, а требования о признании ее недействительной в июле 2017 года.
В ходе рассмотрения дела и в последнем судебном заседании М. и ее представитель ФИО10 настаивали на удовлетворении основного иска и заявленного ими ходатайства о применении срока исковой давности, приводя изложенные выше доводы, и требовали отклонить встречный иск, утверждая, что К. не представил допустимые доказательства в подтверждение своих доводов при имевшихся между сторонами правоотношениях.
К. и его представитель по доверенности ФИО11 возражали против основного иска и настаивали на удовлетворении встречного в полном объеме, ссылаясь на прежние доводы и на его существенные вложения своими силами, приобретенными материалами и оборудованием в последующее доведение садового домика в пригодное для постоянного проживания состояние. В качестве доказательства представили заключение эксперта о возрастании стоимости дома вследствие этих работ при практически не изменившейся стоимости земельного участка, а также доказательства о получении им 550 000 рублей.
Привлеченная в качестве соответчика З.Л. встречный иск не признала, утверждая, что сделку она совершала с М.
Выслушав пояснения сторон, показания свидетелей, эксперта, заключение прокурора, полагавшего первоначальные требования обоснованными и подлежащими удовлетворению, а встречные — необоснованными и подлежащими отклонению, суд приходит к следующему.
Из обстоятельств дела, связанных с приобретением земельного участка с фактически находящимся на нем строением, о котором в договоре купли-продажи не указано вообще, регистрацией сделки в Росреестре (после полной выплаты цены сделки) ДД.ММ.ГГГГ и регистрацией в том же органе жилого строения, доведенного сторонами до состояния, пригодного для постоянного проживания — ДД.ММ.ГГГГ, суд считает, что встречные требования фактически заключаются в признании частично недействительным договора купли-продажи земельного участка в НСТ «Содружество» по <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ и выданного на его основании свидетельства о регистрации права на него от ДД.ММ.ГГГГ, а также свидетельства о праве собственности на жилой дом по этому адресу от ДД.ММ.ГГГГ и признании на них права собственности.
С юридической точки зрения правоустанавливающими документами для спорных объектов недвижимости являются как договор купли-продажи, так и свидетельства о праве собственности, существующее между собой в неразрывной связи.
Рассматривая ходатайство о пропуске К. срока на предъявление такого иска, поскольку им без уважительных причин эти требования заявлены спустя пять лет, суд не находит обоснованным. Суд считает, что о нарушенном праве на земельный участок и жилой дом, в котором он проживает с 2012 года и участвовал в его улучшении до ноября 2016 года, он узнал лишь после предъявления М. к нему иска о выселении с прекращением права пользования.
В ходе рассмотрения дела опрашивалась продавец З.Л., которая дала крайне путанные пояснения об обстоятельствах и месте совершения сделки, указав, что воспринимала К. как охранника и назвала совершенно иное место сделки (<адрес>), а его поправки о том, что сделка совершилась в филиале банка ВТБ 24, расположенном на углу <адрес> и <адрес> и, что после получения от него 500 000 рублей она положила их на свой счет в банке, категорически отрицала, пояснила, что в том отделении она никогда не была, а после получения денег и подписания договора, она с деньгами ушла домой. Когда судом были получены сведения, что в это день З.Л. деньги именно в этом филиале положила на два счета на свое имя (100 000 и 400 000 рублей), а на другой день сняла их со счетов в другом филиале банка, стала объяснять свои недостоверные показания, ссылками на возраст, забывчивость и значительное время, прошедшее после совершения сделки. Учитывая категоричность ее утверждений в первом судебном заседании после предъявления встречного иска, несмотря на поправки, суд ее последующие объяснения, а также в целом показания не считает достовеными.
Из пояснений сторон, которые давались ими неоднократно и письменно, и в судебных заседаниях, противоречивых показаний свидетелей обеих сторон, из которых суд предпочтение отдает свидетелям, не являющимися родственниками или близкими людьми одной из сторон, а наоборот, просто их знакомыми и соседями, и поэтому давшими более достоверные показания, следует, что стойкие семейные отношения между сторонами сложились во второй половине 2010 года, а познакомились они в 2008 году в период проживания обоих в <адрес> края.
Свидетель ФИО12, работавший с К. в ООО «Чайная дистрибьюторская компания в течение пяти лет, и проживающий и поныне в соседнем доме, по отношению к тому, где стороны снимали квартиру по <адрес>, показал, что примерно за год до приобретения сторонами спорного жилья в НСТ он ежедневно (кроме выходных дней) ездил с К. на работу и вечером они возвращались домой. Показал, что К. жил вместе с гражданской женой М., снимая квартиру в соседнем доме. Летом 2012 года проведывал их в НСТ в <адрес>. Видел обе стороны в домике вместе с ребенком, которому было три-четыре месяца. (т. 2 л.д. 171-172). Факт посещения их свидетелем в НСТ подтвердила в судебном заседании М. (т. 2 л.д. 182).
ФИО13, родная сестра истицы, допрошенная в качестве свидетеля, показала, что до покупки дома, когда сестра была беременной стороны уже жили вместе (т. 1 л.д. 212)
Свидетель ФИО14, проживающий на соседней улице (Садовая, 8) в НСТ, показал, что знает стороны более четырех лет. Имея, как и стороны по делу, маленького ребенка они часто общались. Он помогал К. в строительных работах по обустройству дома, обшивал вместе с ним стены дома утепляющим материалом, помогал в обустройстве горячего отопления, в заливке фундамента под новое строительство, в оборудовании навеса. Кроме него работали и другие ребята. Они оказывали ФИО5 помощь. К. в ответ также помогал ему на его участке. Спустя месяц после переезда он уже помогал по-соседски в ремонтно-строительных работах. Показал, что М. в этих работах участия не принимала, но занималась кройкой и шитьем и подносила им кофе (т. 2 л.д. 172).
Свидетель ФИО15, проживающий в доме напротив (<адрес>), показал, что стороны жили в спорном доме с 2012 года мирно и дружно. Ремонтно-строительными работами занимался в основном К. с соседом. Свидетель давал К. свой сварочный аппарат, когда тот строил навес к дому. Сам свидетель помогал устанавливать в доме электрическую печь. Со слов ФИО5 он знает, что М. занималась шитьем (л.д. ФИО15)
Свидетель ФИО16, допрошенная в последнем судебном заседании пояснила, что занималась юридическим сопровождением сделки по купле-продаже земельного участка расположенного по адресу: <адрес>, с/т «Содружество», <адрес>, составила проект договора в присутствии продавца З.Л. и покупателей К. и М. в офисе по адресу <адрес> в <адрес>, после чего они все вместе проследовали в филиал банка ВТБ 24 (ПАО), расположенный на пересечении <адрес>, войдя все вместе в здание подошли к окну оператора банка, где были переданы продавцу З.Л. денежные средства, внесенные ею на свой счет ДД.ММ.ГГГГ в присутствии свидетеля. Договор заключался с рассрочкой платежа, первый платеж составлял 500 000 (пятьсот тысяч) рублей, поэтому изначально при регистрации перехода права собственности к покупателю имелось обременение. Пояснила также, что по поводу предстоящей сделки она звонила К. и перед составлением договора у них обоих спрашивала на кого будет оформлена покупка. К. сказал сразу на жену. Свидетель знала, что у них есть ребенок, но в браке они не состоят, объяснила юридические вопросы по этой сделки. Применение покупателями рассрочки погашения суммы покупки свидетельствовало о том, что покупатели испытывали нужду в деньгах
В первом судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ М. пояснила, что действительно имела близкие отношения с К. и у них родился общий ребенок. Они встречались, он оставался у нее на несколько дней, затем уходил к другой семье, потом возвращался к ней. В последнем судебном заседании она пояснила, что проживание К. на две семьи было вначале, примерно в 2009 году, когда он не разошелся с женой, а затем постепенно они стали с ответчиком жить постоянно вместе.
Объективным доказательством прекращения семейных отношений в браке с ФИО9, суд считает время расторжения между ними брака (решение от ДД.ММ.ГГГГ л.д. 233 том 1). В 2010 году он уже работал постоянно в Краснодаре, что подтверждается трудовым договором от ДД.ММ.ГГГГ, заключенным им на неопределенный срок «без испытательной проверки» с ООО «Престиж керамика», находящимся в <адрес>А с заработной платой 35 000 рублей в месяц (л.д. 158-161 том 2).
Поэтому суд считает, что окончательно семейные отношения, характер которых отражен истицей в исковом заявлении и в досудебных ее письмах К., между сторонами сложились именно во второй половине 2010 года и продолжались до ноября 2016 года. Подтверждением этому явилось и поведение истицы, которая, основываясь серьезностью отношений с К., созданием с ним одной семьи, ведением общего хозяйства и наличием общего бюджета, решилась на рождение от него ребенка.
ФИО17, допрошенная судом в качестве эксперта, проводившая в досудебном порядке экспертизу по поводу увеличения стоимости дома в результате проведенных ремонтно-строительных работ (без учета воздорожания вследствие инфляции) показала, что стоимость дома возросла на 411 000 рублей. При этом эксперт пояснила, что фактически затраты на работы всегда превышают возрастающую стоимость дома вследствие ремонта минимум на 20%.
Судом обозревалось экспертное заключение, с выводами которого стороны в судебном заседании согласились. Стоимость непосредственно земельного участка не увеличилась и составила 403 000 рублей.
В судебном заседании обе стороны согласились с перечнем строительных и ремонтно-восстановительных работ, произведенных в доме после его заселения в июне 2012 года и по ноябрь 2016 года, когда стороны еще проживали одной семьей, ведя общее хозяйство.
При этом судом установлено, что эти работы из семейного бюджета было израсходовано около 500 000 рублей (411 000 + 411 000 * 20% примерно равно 500 000 руб.)
Судом с объяснениями и уточнениями сторон установлено, что в 2012 году, то есть после заселения и в течение полугода при подготовке к зимнему отопительному сезону (2012-2013) были выполнены в доме следующие работы: подливка и ремонт бетонных ступеней, монтаж канализации и подключение ее к дому, проведение к дому водопровода, разводка в доме и установка сантехнических приборов (в том числе раковина, унитаз, ванна и раковина в кухне), установка станции подачи воды, оборудование горячего водоснабжения, установка металлической входной двери, замена окон на металлопластиковые (т. 1 л.д. 114-122).
Из содержания договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ с рассрочкой платежа видно, что приобретается только земельный участок мерой 400 кв. м (т. 1 л.д. 185-186). Сразу было оплачено 500 000 рублей с последующей передачей 200 000 рублей. После исполнения сделки М. было выдано свидетельство о праве собственности на земельный участок от ДД.ММ.ГГГГ.
Домик, представляющий собой по мнению сторон ветхое строение, не являлся официально предметом сделки. Он не был зарегистрирован в Росреестре поскольку не был пригоден для постоянного в нем проживания (т. 1 л.д. 114-121).
Несмотря на то, что истицей в ходе рассмотрения дела не представлено сведений, подтверждающих ее официальную зарплату в период совместного проживания, а доход за этот период К., включая официальную зарплату, социальную пенсию по инвалидности и компенсацию, полученную от продажи половины дома в <адрес>, составлял более 2 000 000 рублей, суд считает, что стороны имеют примерно равное право на приобретенное ими спорное общее имущество.
При этом суд исходит из того, что истица с детства посвятила себя профессии швеи, имеет достаточный опыт, является профессионалом, имеющим постоянный источник пополнения семейного бюджета.
Кроме того, родив от К. ребенка, она уделяла внимание уходу за ним, воспитанию, а затем лечению сына, находясь часто и подолгу на стационаре лечебного учреждения, с последующими частыми поездками на процедуры.
Несмотря на уничижительные оценки сторонами друг друга после конфликта и прекращения семейных отношений, суд оценивает их семью в период совместного проживания, как нормальную трудовую, но с небольшим общим доходом (бюджетом), который расходовался в основном на их содержание (питание, одежда, оплата членства в НСТ, коммунальные и другие услуги, лекарства для лечения ребенка и так далее) без возможности серьезных накоплений. Это подтверждается также тем, что после регистрации жилого дома в Росреестре, работы по его благоустройству велись не столь интенсивно и затратно, а также заключением сделки с рассрочкой платежа. Суд учитывает также, что в семье два инвалида. Оценивая показания свидетелей — родных с обеих сторон, давших показания о передаче сторонам денежных сумм, суд учитывает, что эти передачи не оформлялись официально (нотариально), как передаваемые сторонам суммы на конкретные цели (договоры дарения, компенсация за принадлежащую долю в квартире с целью ее дальнейшей приватизации на оставшихся сонанимателей, выплату сумм из наследственного имущества), поэтому оценивает эти средства как обезличенные и передаваемые на нужды семьи.
Принимая во внимание то, что на приобретение земельного участка и вложение в ремонт дома денежных средств с целью его подготовки к зимнему сезону 2012-2013 г.г. и последующей регистрации в Росреестре, было израсходовано (со сбором и оформлением документов, оплатой риэлтору и так далее) более 1000 000 рублей в июне и в течение второй половины 2012 года, суд считает, что по отдельности ни у одной ни у другой стороны, даже привлекая деньги родных, средств не хватало. Только используя средства семейного бюджета (с привлечением средств, полученных от родных и полученной К. компенсацией в размере 550 000 руб.) возможно было покрыть эти расходы.
Исходя из этого, несмотря на больший вклад К. в ремонт и обустройство дома за счет своего физического труда с привлечением труда знакомых и родственников, но с расходованием средств семейного общего бюджета, суд не находит полностью обоснованными встречные исковые требования К., а подлежащими частичному удовлетворению. При этом суд учитывает, что часть своего дохода им ежемесячно тратилась на погашение долга в размере 138 000 рублей в пользу бывшей супруги, а также в виде алиментов на содержание первой дочери. Хотя истица и возможно снизила доход от своей деятельности, как швеи-надомницы, который К. необоснованно сводил к подшиванию брюк и перешиванию старой одежды, это было обусловлено беременностью, рождением их совместного ребенка, уходом и его воспитанием, затем серьезным лечением, в том числе в стационаре.
Из пояснений сторон, экспертного заключения следует, что строение на земельном участке первоначально оценивалось в 300 000 рублей (700 000-400 000 (земельный участок) = 300 000), и только после серьезных ремонтно-восстановительных работ, проведенных в течение полугода оно было приведено в состояние, пригодное для постоянного проживания, и зарегистрировано в Росреестре лишь в следующем году — в июне 2013 года.
Если всего на ремонтно-восстановительные работы из семейного бюджета было израсходовано более 500 000 рублей, то есть почти две его первоначальные цены, то в первом полугодии 2012 г. — около 300 000 рублей, то есть сумма, примерно равная его первоначальной стоимости.
Как объект недвижимости, имеющий статус жилого дома, он возник только после регистрации в Росреесте (свидетельство от ДД.ММ.ГГГГ), то есть год спустя после покупки земельного участка и заселения в это строение.
При вынесении решения, суд учитывает, также что ни М. с ребенком-инвалидом, ни К., являющийся инвалидом детства, другого жилья, кроме спорного, не имеют.
Поскольку суд признает за ответчиком право на половину дома и земельного участка, то первоначальный иск о его выселении с признанием прекратившим право на проживание и выселении удовлетворению не подлежит.
Руководствуясь ст. ст. 194 — 199 ГПК РФ, суд

решил:

В удовлетворении исковых требований М. к К. о признании прекратившим право пользования жилым помещением и выселении — отказать
Встречные исковые требования К. к М., З.Л. о признании договора-купли продажи земельного участка по <адрес> в НСТ «Содружество» <адрес>, заключенного между М., З.Л. ДД.ММ.ГГГГ в части покупателя, и свидетельства о праве собственности на этот участок от ДД.ММ.ГГГГ (серия <адрес>), выданного М., а также выданного ей ДД.ММ.ГГГГ свидетельства (серия23-АЛ N) о праве собственности на жилой дом общей площадью 43,5 кв. м, расположенный на этом участке, недействительными и признании права собственности на жилой дом и земельный участок — удовлетворить частично.
Признать за К. право собственности на ? долю земельного участка по <адрес> в НСТ «Содружество» <адрес> и на ? долю расположенного на нем жилого дома.
Уменьшить право собственности М. на земельный участок по <адрес> в НСТ «Содружество» <адрес> и расположенный на нем жилой дом с целого до ? доли.
Решение может быть обжаловано в апелляционную инстанцию <адрес>вого суда через Советский районный суд <адрес> в течение 1 месяца

НЕ НАШЛИ ОТВЕТА НА СВОЙ ВОПРОС?

  • МЫ ВАМ ПЕРЕЗВОНИМ:


Задать вопрос юристу